О проекте До регистрации После регистрации В игре
Действующие квесты Администрация


В верх страницы
В низ страницы

Вторая Пангея

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вторая Пангея » Летописание » Прошлое; Хронология


Прошлое; Хронология

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Общая хронология - события, в своё время повлиявшие на всех жителей Пангеи

История прайдов

История стаи Хвойного леса

История смилодонов

0

2

ВАЖНЕЙШИЕ СОБЫТИЯ ПРОШЛОГО
   Со времён появления Пангеи жизнь на ней текла своим чередом. Её земли были наполнены множеством различных животных от мала до велика, и все они сосуществовали в непрерывном круге жизни. Хищники охотились и на крупных животных вроде бизонов, и на кого-то поменьше, вроде гениорнисов и оленей, а те, в свою очередь, питались травой. Но однажды неизвестная болезнь появилась на юге, отравляя землю на Пангее, и животные, что питались растениями, стали заболевать, а хищники, жившие там - голодать.
   Всё большую область охватывала болезнь, получившая вскоре название Чёрный Мор, и всё меньше стад оставалось на юге. Приморский прайд редел с каждым днём, и вскоре, когда огромная часть травоядных отправилась на север в надежде выжить, было решено отправить за ними часть львов, в случае, если стада вдруг не вернутся. Так образовался прайд Северного предела, который, к счастью, смог обжиться на новой территории, точно также, как и пришедшие на север травоядные.
   Как оказалось, на севере уже жило немалое количество видов животных, и жизнь тут пусть и проходила по большей части в холоде и снегах, но всё же имела больше шансов на выживание. По крайней мере до тех пор, пока не разгорелась новая вспышка Мора. После того, как ему удалось каким-то образом не погибнуть в морозе и прижиться в климате севера, переместившись на эти земли на живых носителях, избавиться от него стало сложнее.
   На этот раз инфекция коснулась не только львов, но и всех других хищников, у которых здесь был дом. Они, убивая травоядных зверей, стали заражаться при поедании их мяса, и вскоре болезнь изнутри пожирала каждую группу, безжалостно уничтожая и пожилых воинов, и слабых малышей. В конечном итоге дичи стало настолько мало, что вскоре хищники начали умирать из-за голода, а почти все виды, поедающие падаль, исчезли навсегда. Смилодоны же приняли решение объединиться в одну большую группу и уйти глубже во льды, львы практически не выходили из своих пещер и охотились только на здоровых жителей тундры, а волки ушли в самую глубь леса, где ещё остались мелкие животные, которые не подверглись болезни.
   Пангея пустела на глазах, погибая под натиском Чёрного Мора. И, наверное, он бы не остановился до тех пор, пока не забрал бы каждого живого жителя, если бы не пришли холода. Такой зимы раньше не было, и она была столь сурова, что смогла избавить Пангею от инфекции, но вместе с ней забрала и многие жизни малочисленных выживших групп. В ту зиму погибли практически все старики, малыши и подростки, а также немалое количество взрослых особей. Но Чёрный Мор был повержен. И сейчас Пангея постепенно возрождается и обновляется, одеваясь в новую зелень и давая шанс всем существам, живущим на ней, начать новую жизнь.

0

3

ПЕЩЕРНЫЕ ЛЬВЫ

Легенда о сотворении мира по мнению пещерных львов

Изначально не существовало ничего. Была только чёрная Бездна, полная темени и пустоты. Однажды в северной части пустота сгустилась, и появилась Луна, на которой расположилось царство туманов Токе, а в южной части засияло Солнце, где было царство огня, называемое Брам, а также другие звёзды, излучающие свет. Светло и тихо было в Браме, да настолько жарко, что никто не мог там проживать. В Токе всё было совершенно наоборот - здесь господствовали вечный мрак и невыносимый холод.
   Но внезапно в царстве туманов пробился из глубин Источник. Из него появилось двенадцать мощных потоков, которые растеклись до самых краёв Токе. В царстве туманов был сильный мороз, и он превращал эту воду в лёд, но даже несмотря на это Источник продолжать бить, и по этой причине ледяные глыбы постепенно росли и приближались к Браму. В конечном итоге лёд смог подойти настолько близко к царству огня, что начал таять. И тогда из водоворота вод Бездны поднялась фигура. Это оказался Гьют, могучий золотой лев с пышной гривой, самое первое существо в мире.
   Гьют посмотрел по сторонам. Вокруг не было ни единой живой души, и он создал себе двух жён: одну из искры жара Брама, которую нарёк Варме, другую - из кусочка льда Токе, имя которой было Кюль. Первой поручил он наполнить Бездну почвой, и всем, что она даёт, а второй - водой, которую необходимо было доставить прямиком из царства Токе и растопить; имя их творению стало Пангея, или Земля. Затем велел он закопать в почву несколько клыков и когтей и полить их, и вскоре проросло из земли могучее Древо с множеством листьев, из ствола которого в мир вышли разного вида животные. И видов этих было столь много, сколько было листьев на ветвях Древа. После этого возлёг Гьют с каждой из своих жён, и спустя ровно четыре дня произвели они на свет себе подобных. И тогда усталый Гьют опустился на землю и превратился в скалу, невероятно высокую и крепкую. За ним следом легла Варме, и сквозь её тело проросло множество растений и цветов, который заполнили собою всю Землю. Последней легла Кюль, тут же превратившись в бескрайний Океан. Когда Пангея была завершена, на неё спустились и другие создатели, также наполнившие её своими детьми.
   Эти три льва вдохнули жизнь в этот мир, и до сих пор на созданной ими земле проживают их потомки, не менее могучие и величественные львы, которые передают эту легенду из поколения в поколение.

Задолго до Чёрного мора центральную область Пангеи населяли многочисленные и процветающие прайды. Они чтили предков и избирали себе королей и королев, заботились о стариках и воспитывали молодняк в уважении к окружающему миру. Поколения сменялись, и временами на прайды обрушивались беды, с которыми львы мужественно справлялись, но одна беда, коснувшаяся всех жителей Земли, заставила кошек навсегда измениться.

Начало нового отсчёта ведётся с того момента, когда одному прайду, жившему у моря, стало трудно прокормить всех своих воинов. Дичи в центральных землях стало не хватать, и даже самые опытные охотники не знали, в чём причина такого резкого снижения численности травоядных. Стада начали заметно редеть, на прериях всё чаще обнаруживались гниющие чёрные трупы, а оставшиеся в живых стали уходить на малообжитый север насовсем. Болезнь, охватившую Пангею, прозвали Чёрным Мором. Тогда перед львами встал вопрос, как же жить дальше. Ответ нашёлся далеко не сразу, но история всё ещё помнит имя короля, принявшего столь мудрое и опасное решение. Его звали Хан. Хан выбрал самых крепких самцов и самок и направил их за стадами в северный предел, в горы, чтобы те осваивали новые земли и получили шанс на выживание в том случае, если дичь уже никогда не вернётся к морю.

   Руководила переходом жена Хана, Эмир, которая как никто другой могла воодушевлять беженцев и воспитывать в новых жителях севера львов с традициями некогда великого прайда Приморья. Летом, пока солнце долго стояло над землёй, львы исследовали новые, чужие для них земли и подмечали всё, от чего зависело их выживание. Горы манили их пещерами, в которых можно было укрыться долгой зимой, но никто точно не мог сказать, что таят эти крутые склоны. Болезнь продолжала забирать жизни кошек, пока те шли по пути зараженного стада. По дороге львы встречали и трупы хищников, изуродованные Мором, а где-то наблюдали целые стаи и кланы, умершие от голода в родных лагерях. Но когда беженцы приблизились к заснеженным горам, они нашли новую, незараженную дичь. С почестями похоронив тела товарищей, прайд Северного предела начал свой тернистый путь в суровых условиях наступившей зимы.

   Благодаря мудрой Эмир на севере установились видоизменённые порядки прайда Приморья. Верность, которой были скованы короли-супруги, и малое количество выживших в каждой группе сделали власть монархов единоличной что на севере, что на юге. Этот обычай переходил из поколения в поколение, и постепенно в Пределе установился матриархат, подаривший истории множество женских имён великих правительниц, охотниц и воинов: Нихеб, Априя, Вэнег и другие.

   Через три года после прихода львов на север Эмир получила серьёзную травму во время охоты, и Совет из всех половозрелых особей принял решение об избрании новой королевы. Ей стала Нихеб, младшая из сестёр Эмир. Над Пангеей в то время всё ещё нависал Чёрный Мор, и новоиспечённому лидеру приходилось всеми силами противостоять смерти. Но Земля спасла себя сама: пришла зима, с морозом и жестокостью которой ничто и никогда не сможет сравниться. В тот сезон погибли все, кто был слаб: старики, котята, больные особи. Со всех уголков Пангеи неслись страшные вести о смертях: целые стаи, прайды, кланы и стада продолжали погибать. Умерла и великая Эмир, жертвуя свою долю добычи более молодым северным львам. Это испытание забрало множество жизней, и с долгожданным приходом весны Мор оказался повержен.

   Первым из многоженцев в обновлённых прайдах стал Браум. Когда-то он был молод и очень хорош собой, превосходно охотился и обладал лидерскими качествами, необходимыми во время патрулирования. Одной из его жён была Гаморва, первая красавица севера с тёмной шкурой, которая родила ему и всему прайду много здоровых тёмненьких малышей. Второй женой стала Эш, двоюродная сестра Гаморвы, великая добытчица и образец преданности родной группе. Все трое любили друг друга честно и без предубеждений, открыто признаваясь в столь необычном союзе, ссылаясь на брак львов-Создателей, и королева тех времён Вэнег дала им благословение, ведь увеличение численности прайда было после Мора в интересах всех львов. Так, с позволения предков и правящих кошек, зародилась традиция иметь общего мужа сразу же нескольким самкам.

   Ещё одним почитаемым предком является Априя, великий дипломат прошлого. Она всегда открыто выступала против неуважения к другим видам, и однажды, когда патруль обнаружил на границе раненного смилодона, настояла на мирном решении возникшего конфликта. Априя велела целителям выходить пострадавшего, убедив остальных подавить в себе ненависть и дать место сочувствию. Оказалось, что смилодона подставил товарищ во время охоты, чтобы отомстить, и раненному тут же предложили моментальную смерть. Напуганный и обиженный, кот выбрал изгнание и отправился прочь с территории клана, но вместе с кровью из раны выходили и все его силы, поэтому у самых границ с прайдом он упал и уже не смог подняться. Эта история растопила лёд в сердцах львов, и они позволили ему восстанавливаться и охотиться вместе с ними, пока он делил кров с прайдом. Благодарный чужак пережил два сезона в горах, заслужив не только доверие, но и уважение к себе. Поговаривают, что между ним и Априей была любовь, которая не принесла прайду котят. Когда чужак поправился и окреп, он принял решение вернуться в клан и рассказать всем о предательстве. Прайд провожал его с печалью и тоской, но никто, даже Априя, не просил его остаться. Покинув горы, чужак к ним уже не вернулся.

   Однако в последнее время на устах всего Северного предела одно имя: Ухура. Этой доброй и мудрой правительнице посчастливилось возглавлять прайд в мирное время, когда соседи не предъявляли претензии на смежные территории, а болезни проходили север мимо. Ни горя, ни бед не знал ни прайд, ни сама Ухура, как вдруг перед холодным сезоном её тело в полном расцвете сил было найдено в горах с пробитой головой. Никто, даже молодые охотницы, не могли превзойти врождённую ловкость королевы, поэтому такая глупая, нелепая смерть просто не вязалась с образом погибшей. До сих пор перед сном львы обсуждают, не было ли это происшествие убийством, однако никаких доказательств против членов прайда не было найдено. Ясно одно - юной королеве Лаэне будет непросто разгадать эту загадку.

0

4

УЖАСНЫЕ ВОЛКИ

Легенда о сотворении мира по мнению ужасных волков

В самом начале была лишь пустота, темные непокоренные просторы, словно поля из черной травы, среди которых блуждали Великие Нь'ота. Миллионы лет они путешествовали по прериям пустоты, пытаясь отыскать друг друга, и лишь когда Четверо столкнулись - тогда и появилась жизнь.
   Первого бога-волка звали Уалф. Глаза его горели алым пламенем, дух наливался неистовой силой, а тело покрывала плотная шерсть. Первый его вой проткнул бесконечность, и на месте разрыва зародилась звезда. Уалф одарил её вторым своим воем, и она загорелась цветом его глаз и пролила свет на всё и вся, и появились другие звезды, что пытались сиять так же, как Солнце.
   Вторым богом был Кулунгу - величественный олень с огромными рогами и сильными ногами; его глаза пылали янтарным светом. Он ударил копытом по одной звезде и та перестала гореть, остыла и превратилась в планету с горами и впадинами. Увидев изуродованную звезду, Кулунгу не сдержал скупой слезы, которая превратилась в Океан, реки и озёра. Наполнившаяся влагой планета увеличилась в размерах, и так появилась Пангея. Кулунгу не хотел, чтобы их творение было в одиночестве, поэтому он набрал в лёгкие много воздуха и с силой выдохнул его. Пар его дыхания сгустился, и появилось ещё одно небесное тело - Луна. Уалфу так понравилась спутница Земли, что он одарил и её своим воем, и та засияла, осветив тёмную сторону Пангеи, погружённую в ночь.
   Третьим Нь'ота был Овель - филин с глазами цвета песка. Овель взмахнул могучими крыльями, и тысячи перьев полетели на новую планету, и где коснулись они земли, там проросли деревья, кустарники и трава.
   Последним, самым маленьким богом был Чий'ни. Его тело было упитанным, а ноги очень короткими; один его глаз горел голубым светом, а второй - зелёным. Он юркнул под почву, как лемминг под снег, а когда появился на свет вновь, за ним вышло много животных, самых разных, похожих на Уалфа, Кулунгу и Овеля. Те, кто был похож на Чий'ни, не захотели вылезать на яркий свет звезды и остались в своих норах. Место это, откуда вышли все звери и птицы, называется до сих пор Цветущей поляной, ибо она не увядает ни сухим летом, ни морозной зимой. В этом священном месте до сих пор селятся волки - потомки Уалфа, который с братьями вернулся в бескрайний Космос.
   Но Нь'ота не оставили своих последователей одних - они дали им провидение, которое тенью следует за каждым волком от самого его рождения до смерти. Оно рассказывает стае о воле Богов, оберегает и наказывает их за проступки и неповиновение.

Первым правителем волков был Таланар. Огромный угольно-чёрный самец, вселявший страх одним взглядом своих янтарных глаз. Он по праву считается основоположником почти всех ныне известных правил и обычаев стай, тем, кто выделил среди волков приближённых, преданных и слуг. Во время его правления в Великой Стае появились мать и отец, которые стали его опорой и поддержкой во многом, ибо одному управлять волками, коих было в то время большое количество, было тяжело. Таланар отличался своим жёстким и деспотичным нравом, а потому обязанности родителей группы были строго ограничены, и они не имели власти над самим Таланаром. Волк мечтал, что благодаря такой иерархии и жестокому правлению Великая Стая вскоре займёт главенствующую позицию на всей Пангее.

   Таланар правил долгие годы, но трагически погиб во время охоты. Поскольку он не успел сам выбрать себе приемника, за него это сделали самые старшие волки и отец с матерью, что и положило начало данной традиции, когда следующий проповедник выбирается так называемым Собором. Новым приемником стал уже закалённый в боях, однако недостаточно зрелый Вислот, что отличался более мягким правлением, нежели его предшественник. Но, поскольку нарушить обычаи было недопустимо, он, скрипя сердцем, следовал положенным традициям, боясь лишиться должности и уважения. Вислот был убит детьми Таланара спустя четыре года после выборов, что считается самым коротким сроком правления. Однако его смерть списали на несчастный случай, и уже спустя несколько дней был назван новый проповедник.

   Место своего предшественника занял грязно-серый Оссир, коварный и хитрый, который и подбил детей Таланара на убийство Вислота, желая занять его место. Жадный Оссир не терпел неуважения и неподчинения, и любой, кто имел наглость перечить ему, жестоко наказывался. Оссир не щадил стариков и переярков, отправляя их на охоту и в долгие патрули, и с приходом зимы многие из них погибали. Проповедник пытался вводить новые строгие правила и законы, и вскоре в рядах Великой Стаи начались бунты. Некогда сплочённый народ дробился, уходя осваивать новые земли, свободные от тирании Оссира. Тогда он решил как можно скорее оставить после себя потомство, которое в случае его смерти могло бы претендовать на высокое положение, и под видом простой прогулки пригласил к дальней части леса правящую мать, которой совсем недавно стала молодая, но мудрая Сиэль, и вступил с ней в связь против её воли. Но сразу после родов волчица утопила своих детей, не желая оставлять кровь от крови Оссира в живых, а по возвращению в лагерь объявила, что некое провидение приказало ей сделать это, чтобы доказать верность Четырём прародителям. Именно так появились традиция жертвоприношения и само понятие провидения, воле которого волки поклоняются и по сей день. А Оссир был изгнан, и вскоре убит, предположительно, смилодонами.

   После изгнания прежнего лидера старшие волки приняли это за знак и посчитали, что провидение существует и именно таким образом оно помогает им встать на верный путь. Эта вера распространилась и на другие стаи, но самым священным из всех мест так и оставался оплот волков - Хвойный лес. В Священную купальню приходили поколения волков, чтобы проститься с умершими и встретить новых членов стай.

   История помнит много значимых имён, но один из самых страшных кошмаров минувших дней возвысил ещё одного проповедника - Эргаля. Долгие дни Собор не мог придти к единому мнению о том, кто же должен возглавить стаю Хвойного леса. Два сезона волки спорили и гадали, и Нь'ота это не понравилось. За это оно наслало на Пангею болезнь, названную Чёрным Мором. С юга доходили вести о вымирании целых стай и других кланов, питающихся и травой, и дичью. Наспех был избран новый лидер, на которого возложили ответственность за избавление мира от скверны. Эргаль принял решение уйти дальше в лес, дабы болезнь не достала волков и не успела унести их жизни. Он решил организовать праздник искупления, который должен был позволить стае покаяться за свои грехи и, возможно, избавиться от болезни. Из самых дальних уголков земли доносились слухи о том, что застигнутые врасплох волки погибали, не добравшись до Хвойного леса. Но Эргаль пытался всеми силами бороться с Чёрным Мором, который больше не казался простой заразой, а стал настоящей катастрофой, уносившей всё больше и больше жизней, и благодаря его решению и охоте лишь на незаражённую дичь, от всех волков, некогда звавшихся Великой Стаей, осталась лишь здоровая, но надломленная стая Хвойного леса.

   Долгое время волки не выходили из леса, предпочитая местную дичь. Но Мор сходил на нет, и вскоре все животные вновь начали набираться смелости выйти на нейтральные луга. С ростом поголовья дичи росли и аппетиты волков. Рутгер, преданный шпион, нередко отправлялся на охоту со своими сородичами, ибо любил использовать любую возможность разведать обстановку вне леса. В один из таких внеплановых патрулей он заметил изуродованную тушу оленя, убитого как будто бы ради развлечения. Рутгер подошёл ближе и в нос ему ударил едкий запах чужаков, смешанный с ароматом снежных гор. Не помня себя, он бросился в лагерь, чтобы сообщить пастрам плохую весть: львы начали охотиться в западной части лугов. Эти слухи быстро распространились среди волков и вызвали панику, ведь за время, пока стая пережидала мор, она не имела возможности тренироваться и оставлять свой запах в лугах. Напуганные собственной слабостью, волки возненавидели кошачьих за то, что те посмели сунуться в сторону леса - таково было мнение Рутгера, и пастры поддержали эту слепую ненависть. С этих недавних пор мнение о львах в стае не менялось, а волки начали оставлять метки по всей территории нейтральных лугов.

   Одним из величайших и добрейших проповедников всех времён был волк по имени Нимбус, однако эта история пойдёт о его ученике - Агаресе. Агарес был совсем крошечным щенком, когда его кроваво-красные глаза покорили и отчего-то напугали Нимбуса. На тот момент у него уже был ученик, Катор, однако проповедник всё равно взял к себе на обучение несмышлёного ещё малыша. Месяцы летели, и Агарес оправдывал все ожидания стаи, однако вскоре между ним и Катором начала завязываться вражда, в которой младший ученик показал себя хитроумным и жестоким противником. Видя это, Нимбус всячески подавлял Агареса, пока тот не вырос в могучего и влиятельного волка. Когда младшему ученику исполнилось два года, он понял, что во что бы то ни было должен стать следующим проповедником, и никто не сможет помешать ему в этом. Продумав до мельчайших деталей план своего первого убийства, он претворил его в жизнь, да так ловко, что никто и никогда не усомнился бы в его невиновности. До сих пор волки гадают, как был убит Катор, но ни одна догадка не может приблизиться к ужасной правде, которую Агарес хранит в строжайшей тайне. Окрылённый безнаказанностью, волк выкрал ядовитые ягоды и принудительно скормил их Нимбусу, выставив всё так, будто старик покончил жизнь самоубийством. Через несколько дней под обновившейся луной Собор избрал предателя и убийцу в качестве нового проповедника.

   Долго стая скорбела по мудрому Нимбусу, но жизнь так и шла своим чередом. Вскоре трагедия стала забываться, и в историю вписывались новые имена. Прежние правители уступили место молодым, и новыми пастрами наравне с Агаресом стали Раилаг и Эруина. Они стали образцовыми лидерами, подарили стае двух превосходных щенков, действовали в интересах своих подчинённых и чтили всякое решение проведения. Но старые раны в сердце Эруины так и не могли затянуться - Нимбус играл самую важную роль в жизни волчицы, и она не могла поверить в самоубийство духовного наставника. Она никогда не доверяла Агаресу, но не могла оспаривать решение Собора. Заручившись поддержкой некоторых преданных, она тайно пыталась узнать истинные мотивы проповедника, но это не скрылось от чутких приспешников предателя. Они сразу же доложили обо всём Агаресу и тот принял единственное "верное" решение - убить пастр-самку. Всё свершилось ровно за день до праздника Четырёх. Одна из верных проповеднику волчиц пригласила Эруину на охоту к пещере Зохо, но вернулась вскоре одна, удивившись, что мать стаи ещё не вернулась. Раилаг сам искал супругу до рассвета, и её запах вёл из леса вон, в сторону лугов и гор. Из-за праздника поиски были остановлены, и пастр-самец почти не притронулся к положенному ему мясу одного из слуг, однако Агарес всячески пытался успокоить Раилага, уговаривая его уважить Четырёх и не оставить ни кусочка от трапезы. После был созван внештатный Собор, на котором Агарес выдвинул ужасающую гипотезу - Эруину похитили львы! Действительно, следы их пребывания в лугах были обнаружены всего пару дней назад, и стая тут же вспомнила Рутгера, когда-то предупреждавшем волков об опасности со стороны соседей. Хвойный лес ощетинился и пришёл в бешенство.

0

5

СМИЛОДОНЫ

Легенда о сотворении мира по мнению смилодонов

Изначально не существовало ничего, кроме чёрной Бездны. Со временем в трёх местах пустота сгустилась, и по краям Бездны появилось три тела - Солнце, Земля и Луна, на каждом из которых образовалось своё царство, и звёзды, излучающие свет. Солнце было очень горячим и излучало много света, за что царство на нём обозвали словом Брам; на Луне, наоборот, было очень холодно и туманно, и царство там получило название Токе. Земля же подвергалась то воздействию Токе, и тогда её поверхность покрывалась водой, то воздействию Брам, и тогда вода испарялась и превращалась в болото, называемое Пангеей.
   Однажды из болота вышло четыре клыкастых кота - два самца, имена которых Грок и Фаиз, и две самки - Зенда и Шакти. Каждый из них подчинил себе стихию, и теперь огонь, вода, воздух и земля стали подвластны живым существам. Четверо стали сотрудничать, и на Пангее появилась суша, чистая вода, плодородная почва, жаркие и холодные регионы, каждому из которых Четверо оставили великих лидеров-смилодонов, созданных по образу и подобию.
   Спустя время Четверо увидели, что смертные сыновья и дочери их не могут существовать без пищи и врага, который не давал бы им расслабляться. И тогда они создали травоядных и других хищников из природных материалов: волков из пушистых елей, львов из песка, медведей из камня.
   Но по праву рождения смилодоны до сих пор считаются единственными потомками Четырёх, которым они завещали Пангею и всех её обитателей.

Испокон веков смилодоны на Пангее жили четырьмя крупными общинами, каждая из которых олицетворяла волю и силу одного из Великих Предков - воздух, воду, огонь и землю; также существовали немногочисленные банды разбойников. Общины Ветра обитали на просторных лугах северной области, община Воды ютилась между Великим Озером и морем далеко на юге, воители Огня обитали в жарких джунглях и саваннах, а племена Земли, объединённые общей идеологией и предком, были разбросаны по многочисленным лесам и горам, где равных им никого не было. В каждой общине было множество героев и знаменитых лидеров, но про всех них даже самые старые смилодоны не смогут вспомнить.

   В давние времена у смилодонов было принято давать божественное имя предка-хранителя особенно выдающемуся лидеру или одному из воителей общины, в котором сосредотачивалась мощь и сила покровителя. Так, история помнит предводителя племени Земли, великого Нигана-Шакти. Его путь к лидерству был тернист: во время тренировок другие рядовые, завидуя его силе, неоднократно наносили Нигану тяжёлые травмы, которые быстро затягивались на нём всем на зло. Когда пришло время испытания, Ниган был поставлен в пару с самым злейшим его недругом, который не стал терять возможности насолить противнику. Они долго кружили, выжидая момент для атаки, но недруг оказался намного ловчее и хитрее: резким движением лапы он взметнул в воздух песок, попавший прямо в морду Нигану, и, воспользовавшись ситуацией, вцепился в глаза сопернику своими острыми когтями. В тот день будущий предводитель навсегда ослеп, провалив испытание. Но заместо зрения он получил от Четырёх мудрость, острый нюх и дар убеждения, а также возможность слышать в голосе собеседника страх, ложь и раскаяние. Во время суда над Ниганом небо заволокли тучи, и молния ударила между осуждённым и его карателями. Игнорировать такой знак смилодоны не посмели, и слепой не был изгнан. Он продолжил тренировки, доказав всем, что даже отсутствие зрения не сделало его слабым или беспомощным. Он научился охотиться и сражаться, заново обрёл доверие соплеменников, а у некоторых сверстников сыскал уважение. Это и многие другие подвиги, произошедшие уже после возвышения Нигана-Шакти в статус лидера общины Южных Земель, навсегда оставили его имя в памяти потомков.

   Зайам-Фаиз, также известный как Повелитель Боли, когда-то был обыкновенным воителем, очень амбициозным и не знающим жалости. Он принадлежал племени Воды и воспитывался на территории у Великого Озера, однако его всегда манили территории и силы других смилодонов, огненных. Став охотником, он часто в одиночку совершал вылазки в чужие саванны, и несколько лет в тайне от родной общины питался местной дичью, пытаясь заполучить хотя бы часть тех таинственных возможностей, которыми обладали смилодоны Огня. Веря в правоту и результативность своих действий, Зайам вскоре почувствовал прилив сил и сменил направление своей деятельности, став воителем. Однажды, обходя границы, он встретил вражеский патруль, который узнал в его запахе запах таинственного озёрного вора, каким он был раньше: случилась ожесточённая стычка. В том бою Зайам получил ужасные ранения, его губы были разорваны, а нижняя челюсть отвисла, и его рот до конца жизни не мог полностью закрыться. Суд решил наградить выжившего должностью наварха, и с тех пор бывший когда-то обыкновенным охотником кот превратился в сосредоточение разрушения. Залечив раны, Зайам-Фаиз не раз водил патрули против обозлённых соседей, и выигрывал не одну битву, забирая десятки жизней тех, на кого он когда-то хотел быть похожим. Тайна его преступлений была раскрыта лишь после его смерти, когда местные общины для урегулирования конфликтов впервые собрались на так называемую апеллу - совет полноправных членов общин.

   В уже упомянутом племени Огня был и свой герой, вернее героиня - великая охотница Грок-Игрим. Она была великолепна не только внешне, но и во всём, чем занималась. В юности она предприняла попытку охоты на кустарникового быка, чтобы доказать своему племени ловкость, редкую для особей её возраста. В этом неравном бою она заработала длинный шрам, идущий от лба, через нос и к правой щеке, который уже в те времена считался украшением смилодона. Долгие годы за прекрасную Игрим боролись самцы, и каждый второй сезон она приносила здоровое потомство. Много лет она добывала пищу даже в самые тяжёлые для племени Огня времена, а в лучшие годы возглавляла кровавые забавы, и старейшины по праву наградили её именем покровителя Грока. Она ввела новую традицию - праздник Вечной Охоты, который со временем переняли и другие племена, так же сильно чтившие предков. Как и полагается, она погибла на охоте в весьма преклонном для смилодона возрасте, оставив после себя прекрасных потомков.

   Когда-то воительнице Тирис было даровано имя покровителя племени Небес Зенды, но помнят её не за достижения молодости, а за подвиг в годы угасания. К слову, Тирис никто и никогда не мог победить ни в одном сражении - она всегда выходила с поля боя с малыми травмами и не раз благодаря чутью к тактике спасала жизни своих собратьев. Благодаря этому её возвысили до наварха, а рядом с ней всегда была свита благородных и честных товарищей. Годы шли, и родители Тирис ожидали от неё если не подвигов, то хотя бы замужества с местным наследником. Однако ни сама кошка, ни покровительница Зенда не давали племени намёков о том, что когда-то Тирис станет лидером или супругой такового. Её жизнь счастливо сложилась с лучшим другом, членом её свиты, а отсутствие каких-либо амбиций проиграло жажде власти одного из соперников, который вынудил её уступить должность наварха - это событие считается её единственным проигрышем. Но однажды до севера добрались слухи о Чёрном Море. Невиданная болезнь на тот момент уже поглотила юг и центральные области Пангеи, и нездоровая дичь стала всё чаще появляться на лугах севера. К племени Небес стали присоединяться беглые смилодоны, молодые и сильные, но подкошенные невиданным ранее голодом. На тот момент Тирис и её супруг были старейшинами, о которых заботились внуки и ученики. Однако пищи становилось всё меньше, и голод усиливался, и великая воительница собрала всех стариков общины на частную апеллу. Тогда она выдвинула страшное, но действенное предложение - принять благородную смерть от родственников, чтобы дать возможность молодым выжить во время мора. Мудрые старейшины единогласно приняли это предложение и вынесли его в ультимативной форме на совет всего племени. Пожертвовав собой, старики спасли часть смилодонов, но вселили в них нездоровую веру в то, что лишь молодые и дееспособные достойны жить и вести племена к благополучию.

   Жизнь боролась со смертью, и в северные луга прибывали всё новые и новые племена смилодонов. Когда-то Великие общины Огня, Воды, Южных земель и Лесов были вынуждены покинуть родные гиблые края. Болезнь и голод уносили группы с ужасающей скоростью, среди клыкастых котов начались бунты и паники, общины дробились и угасали. Кто-то становился бандитами, кто-то присоединялся к другим племенам и пытался сохранить прежнее величие смилодонов, но так или иначе Чёрный Мор унёс большую часть всех животных: и травоядных, и хищников. Остатки Великих племён метались по северу, пока два правителя, наследники племён Огня и Небес, не приняли решение объединиться. Огненный Белех стал командиром объединённых воителей и навархов, а небесный Сайрус возглавил охотников и стал судьёй, ответственным за быт нового клана, получившего имя Союз. Были введены новые законы и жёсткие правила, по которым слабых котят умерщвляли наравне с бесполезными союзу стариками. Пока Мор всё ещё бушевал, смилодонам приходилось смещаться в вечную мерзлоту, пока они окончательно не обосновались там. Со временем большая часть выживших котов присоединилась к союзу, но лидеров группы, триатов, по-прежнему осталось двое. Так началась новейшая история смилодонов.

0


Вы здесь » Вторая Пангея » Летописание » Прошлое; Хронология